BFRBs — компульсии, связанные с телом

Фокусированные на теле поведенческие привычки/расстройства повторяющегося поведения (BFRBs) – это общий термин, который объединяет ряд поведенческих привычек, приводящих к сильному дистрессу и затрудняющих нормальное функционирование. Самыми распространенными из них являются дерматилломания (выщипывание участков кожи) и трихотилломания (выдирание волос).

Многие люди, страдающие этими расстройствами, замечают, что эти поведенческие привычки часто проявляются во время малоподвижных занятий, например, когда они лежат в кровати, читают, слушают лекцию, едут на машине, находятся в ванной, разговаривают по телефону, сидят за компьютером или за столом на работе. Во время выдергивания волос или выщипывания кожи человек может быть полностью сосредоточен на этом действии (к примеру, смотрит на себя в зеркало и выдавливает акне, пытаясь сгладить неровности на коже, убрать какой-либо недостаток или сделать так, чтобы быстрее зажило). Часто человек делает это неосознанно и замечает только тогда, когда видит выдранный пучок волос, расцарапанную кожу, содранные болячки или кровь на пальцах.

У кого-то этому предшествует определенное ощущение (зуд, покалывание, боль), вслед за которым пальцы тянутся к определенному участку кожи. Другие пытаются добиться определенного ощущения (например, перебирают пальцами жесткий волос) или стремятся довести свои волосы и кожу до определенного состояния (сделать более гладкой), избавиться от воображаемых недостатков.

Из Инстаграма @pickingmefdn

Расстройства повторяющегося поведения обычно проявляются в период с одиннадцати до пятнадцати лет. Как правило, трихотилломания возникает раньше (11-12 лет), чем дерматилломания (14-15 лет). Появление акне, которое влечет за собой выдавливание прыщей, вполне может сыграть в этом роль. Однако, данные расстройства могут появиться в любом возрасте.

Хотя люди, страдающие расстройствами повторяющегося поведения, казалось бы, выполняют компульсивные действия, существует немало различий между расстройствами повторяющегося поведения и ОКР, что позволяет говорить о них как о различных расстройствах. ДСМ-5 [Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам] включает дерматилломанию и трихотилломанию в раздел «Обсессивно-компульсивное и родственные расстройства».

Психотерапия

Когнитивно-бихевиоральная терапия является подходом первого выбора в лечении расстройств повторяющегося поведения. Когнитивно-поведенческая терапия включает в себя терапию замещения привычки и комплексную бихевиоральную терапию. Терапия принятия и согласия и диалектико-поведенческая терапия в сочетании с когнитивно-бихевиоральной психотерапией могут повысить эффективность лечения.

Терапия замещения привычки

Терапия замещения привычки была разработана в 1970-е гг., ее авторы – Натан Азрин и Грегори Нанн. Этот метод наиболее изучен. Терапия замещения привычки включает в себя ряд компонентов. Самыми важными из из них считаются мониторинг и осведомленность о поведении, тренинг конкурирующего ответа и социальная поддержка.

Мониторинг и осведомленность о поведении нужны для того, чтобы помочь человеку выявить ситуации, в которых он чаще всего выдергивает волосы и выщипывает кожу. Тренинг конкурирующего ответа предполагает замену одной поведенческой привычки другой, нехарактерной для расстройств этого спектра. К примеру, когда у человека возникает порыв выщипывать кожу или выдергивать волосы, он с силой сжимает руки в кулак, таким образом «замыкая» их и не позволяя себе совершить привычное действие. Социальная поддержка подразумевает участие родных в процессе психотерапии. Их задача заключается в том, чтобы оказывать человеку поддержку и помогать отслеживать ситуации-триггеры.

Комплексная поведенческая терапия

Комплексная поведенческая (ComB) модель, разработанная Чарльзом Мансуэто и его коллегами, базируется на предположении, что поведенческие привычки отвечают потребностям человека (например, помогают расслабиться, заснуть или дают ощущение достигнутой цели). Эта модель сфокусирована на том, почему, где и как человек выполняет навязчивые действия, и терапевтические интервенции подбираются индивидуально с тем, чтобы помочь человеку достигать свою цель каким-то иным способом, не прибегая к поведенческим привычкам.

Лорен Маккини

История Лорен

Я навязчиво выщипываю собственную кожу на протяжении 27 лет, мое тело все покрыто болячками и ранами от головы до кончиков пальцев, и я совершенно не могу объяснить причину этого. На протяжении всего моего детства я изо всех сил старалась избегать пристальных взглядов и лишних вопросов. Мне пришлось оставить занятия фигурным катанием, так как вместе с колготками с меня сходили болячки, обидчики называли меня «прокаженной» и «крапчатой».

На протяжении двадцати лет я двигалась не в том направлении, держа в секрете эту постыдную и не поддающуюся контролю проблему, которая не только изменила мою кожу, но и повлияла на формирование ложных представлений о моей самоидентичности.

В 2013 году расстройства повторяющегося поведения наконец включили в раздел расстройств обсессивно-компульсивного спектра ДСМ-5, и мне поставили диагноз дерматилломания. Я была безумно рада! Через столько лет все это наконец обрело слово, термин, название. Я надеялась разыскать всю доступную информацию про это расстройство, начать медикаментозное лечение, пройти психотерапию и наконец-таки избавиться от него. Не то-то было. Вместо этого я узнала, что это расстройство чаще всего не понимают, очень мало исследуют и почти не говорят о нем, и что от него невозможно излечиться. Еще хуже было столкнуться со стигмой, которую влечет за собой термин «дерматилломания».

В 2014 году я в шестой раз попала в больницу с абсцессом кожи, только на этот раз я подхватила МРЗС [резистентный к метициллину золотистый стафилококк],что представляло опасность для жизни, и я чуть не потеряла правую ногу. После этого я уже не могла молчать.

Игрушки-антистресс

Я основала организацию, которой так не хватало мне самой, “Picking Me Foundation”. “Picking Me” занимается распространением информации о дерматилломании. Мы запустили в интернете кампанию, предложив людям со всего мира рассказать о своем расстройстве через рисунок. Мы проводим группы поддержки и тренинги замещения привычки. У нас есть проект “Fiddle Pack”, мы продаем, а также раздаем специалистам наборы с игрушками-антистресс.

После того, как я рассказала свою историю на одной конференции, ко мне подошла маленькая девочка, ее худенькие руки и ноги были усыпаны хорошо знакомыми мне красными пятнышками разных оттенков. Она обняла меня за ноги и начала плакать, рассказывая про то, как ее обижают в школе, и что она не хотела больше жить. Пока не встретила меня. Я спросила почему, и она ответила, что я похожа на принцессу. Она нашла во мне ту самооценку, которая необходима для того, чтобы принять это расстройство и жить с ним; благодаря своему страданию мы можем найти ответы, и мы обретаем абсолютную свободу, помогая другим людям быть сильнее этого расстройства, которое выбрало их в качестве своей жертвы.

Перевод Юлии Мягких

Источники

https://www.bfrb.org/storage/documents/Expert_Consensus_Treatment_Guidelines_2016w.pdf

https://pickingme.org/about/my-story.html

Я называю своё ОКР Оливией

Кэтрин Бенфилд поставили диагноз ОКР только в 31 год, после того, как у нее появился ребенок, хотя, как оказалось, она страдала этим расстройством всю жизнь. Она достигла выздоровления благодаря психотерапии, а также благодаря созданию вымышленного персонажа, в котором она воплотила свое ОКР.

«У нее большие уши, потому что она постоянно прислушивается к чему-то как испуганный заяц. Она растрепана, потому что ей пришлось через многое пройти, и она постоянно в панике. Большие глаза нужны для того, чтобы Продолжение…

Непереносимость неопределенности

Мы полагаем, что главной общей чертой, объединяющей различные симптомы ОКР, является тревога и непереносимость неопределенности. Это означает, что если вы страдаете ОКР, вы пытаетесь обрести стопроцентную уверенность в чем-либо, и невозможность этого вызывает тревогу. Именно тревога заставляет вас делать ритуалы. К примеру, человек со страхом загрязнения может сказать: «Я знаю, что мои руки должны быть чистыми, потому что я мою их уже два часа, но я не могу остановиться. Зачем я это делаю?» Если бы мы расспросили этого человека, вероятно, оказалось бы, что он знает, что его руки скорее всего чистые, но он переживает, что остается небольшая вероятность того, что они все еще грязные (то есть нет абсолютной уверенности), в результате чего возникает ужасная тревога. Продолжение…

Кимберли Куинлэн о своей работе с клиентами, страдающими ОКР

Я не страдаю ОКР, но в детстве и в подростковом возрасте я испытывала тревогу, которая проявилась в более значительной степени вместе с расстройством пищевого поведения в период ранней взрослости. Когда я стала работать с ОКР, расстройствами обсессивно-компульсивного спектра и фокусированными на теле расстройствами повторяющегося поведения (BFRBs) во время прохождения интернатуры, я сразу поняла, что это «мои люди». Быть с клиентами, страдающими ОКР – огромная радость для меня. Когда я рядом с ними, мы можем быть совершенно несовершенными вместе. Мы можем плакать. Мы можем смеяться. Мы можем быть уязвимыми. Мы можем быть сильными.
Больше всего у меня отзываются рассказы клиентов о том, как их преследует ощущение, что они «должны» сделать ритуал, несмотря на глубинное, внутреннее понимание его иррациональности. Это так похоже на то, что испытывают люди, страдающие расстройствами пищевого поведения. Оба расстройства включают в себя обсессию, которая вызывает сильную тревогу и дистресс, и оба включают в себя ряд компульсий, которые должны предотвратить негативный исход, который навязывает обсессия.

Продолжение…

Поиск разубеждений как форма ОКР у детей

Поиск разубеждений (навязчивое требование заверений) – форма ОКР, которая часто встречается у детей. Ребенок задает родителю или взрослому, который о нем заботится, вопросы определенного рода. Иногда эти вопросы требуют какого-то конкретного ответа, иногда они подразумевают просто ответ «да» или «нет». Когда ребенок задает вам подобный вопрос, не стоит поддаваться, и в то же время как родитель вы хотите, чтобы ваш ребенок как-то справился.

В видео Линда Макингвейл дает несколько советов, как помочь своему ребенку справиться с этой формой ОКР.
Первое. Когда ребенок задает вам вопрос, вместо того чтобы немедленно отвечать на него «да»/«нет» или давать определенный ответ, задайте ответный вопрос вроде: «Мне кажется, ты и сам знаешь ответ, не правда ли?»; «Ты действительно думаешь, что это так?»; «Ты действительно думаешь, что причинил вред этим людям?»; «Ты правда думаешь, что виноват в этом?» Можно задать такой вопрос три раза подряд. Если в ответ вы услышите: «Ну да, я знаю, но мне все равно кажется, что…» – все равно это будет лучше, чем если бы вы сразу дали прямой ответ. Не забывайте, что вы должны дать ребенку возможность осознать, что он не причиняет никому вреда, не делает ничего плохого и не нуждается в уверениях. Чем больше вы отсрочите это заверение, тем лучше.

Второй способ – договориться с ребенком об ограничениях. Например, условиться, что Продолжение…

Нездоровые отношения в семье — одна из причин ОКР

Об обсессивно-компульсивном расстройстве стало широко известно после фильма «Лучше не бывает», где персонаж Джека Николсона — ходячий образец этого диагноза. Эстафету подхватил Леонардо Ди Каприо в «Авиаторе». Помните сцену в туалете, когда главный герой не мог выйти, боясь прикоснуться к ручке двери? Почему сейчас такое большое внимание к ОКР? Стало ли больше случаев заболевания?

«Сегодня в целом растет понимание и принятие в обществе проблем психических расстройств. Например, про панику и депрессию сейчас нам могут довольно свободно рассказывать. А еще 10 лет назад люди опасались реакции окружающих, — объясняет клинический психолог Яков Кочетков. — Вместе с тем ОКР — менее понятная история даже для специалистов, которая по-прежнему еще находится в тени. Людям сложнее о нем рассказывать, они испытывают жгучий стыд. При этом ОКР менее распространено, чем депрессия: его клиническими формами страдают от 1 до 2% людей. Поэтому мы можем подсчитать, что в нашей стране как минимум 3 миллиона человек стабильно страдают от обсессивно-компульсивного расстройства и довольно редко получают помощь».

Модели взаимоотношений в семье также оказывают влияние. «У нас очень распространены симбиотические отношения между матерью и детьми, особенно сыновьями. И часто это тоже способствует Продолжение…

Навязчивый поиск разубеждений

Поиск разубеждений (reassurance seeking, навязчивое требование заверений) – это один из ритуалов. Часто люди с ОКР говорят, что у них только обсессии и нет компульсий, что они не совершают ритуалы. Но в беседе можно обнаружить, что это не так. Требование заверений или другой мыслительный ритуал, например, прочитать молитву, вызвать в воображении «хороший» цвет [взамен «плохого»], прокручивание ситуации в голове – это все ритуалы. Это и есть та часть ОКР, которую мы называем компульсией, и в данном случае ритуал заключается в том, что пациент задает вопросы для того, чтобы получить облегчение. Это может быть что-то вроде: «Мам, сегодня в школе я вымыл руки, но после этого дотронулся до дверной ручки, а вдруг кто-то другой оставил на ней какую-нибудь заразу, и теперь я ее подхвачу?» или «Сегодня в школе я пообщался с __, мы хорошо поговорили, но теперь я сомневаюсь, а вдруг я сказал что-то обидное? Вдруг он на меня обиделся? Вдруг с ним что-нибудь случится из-за меня?» Это вопросы, которые не назовешь нормальными. Любой человек, не страдающий ОКР, нуждается в уверениях, например, он может задать вопрос «Ты меня любишь?» или подбодрить другого, сказать: «Я горжусь тобой», «Я люблю тебя», и это нормально. При ОКР человек нуждается в немедленном заверении или разубеждении, которое приносит облегчение, и это служит ритуалом. Продолжение…

Синдром PANDAS — ОКР, связанное с ангиной

С инфекцией, вызываемой бета-гемолитическим стрептококком группы А может быть  связано возникновение психоневрологического синдрома у детей, проявляющегося помимо прочего тиками и расстройствами обсессивно-компульсивного спектра. Такое состояние получилось название детское аутоиммунное нейропсихиатрическое расстройство, ассоциированное со стрептококковой инфекцией или в англоязычной аббревиатуре PANDAS (Pediatric autoimmune neuropsychiatric disorders associated with streptococcal infections) В случае, когда возникает подобный синдром, но не удается выявить связь с бета-гемолитическим стрептококком (например, он связан с другой инфекцией), то говорят о PANS. По оценкам PANDAS Network, синдром PANDAS / PANS возникает у 1 из 200 детей. Продолжение…

Хульные мысли при обсессивно-компульсивном расстройстве

Одним из видов обсессивно-компульсивного расстройства являются так называемые «хульные мысли». Они возникают обычно у религиозных людей. Хульные мысли, как и другие обсессии содержат неприемлимые для человека идеи, в данном случае религиозного содержания.
Работа с хульными мыслями в психотерапии сопряжена со сложностями, так как традиционные техники экспозиции могут противоречить религиозным ценностям клиента, Например, намеренное представление богохульного образа может быть недопустимым для клиента. Поэтому чаще используется обучение пассивному переживанию обсессий. В этом случае бывает важно заручится разрешением религиозных наставников.
Интересно, что существует немало исторических свидетельств того, что религиозные авторитеты довольно давно приходили к выводам, схожим с психотерапевтическими позициями. Вот цитата из недавно вышедшей книги Продолжение…

Психиатр Майкл Дженике: Люди с ОКР невероятно страдают

Майкл Дженике – психиатр, профессор Гарвардской медицинской школы, основатель Института обсессивно-компульсивных расстройств при психиатрической больнице Маклина. Он был одним из первых, кто занялся проблемой лечения ОКР. Майкл Дженике учился на медицинском факультете и собирался стать хирургом. По совету своего преподавателя он записался на факультатив по психиатрии, и это определило его дальнейший путь. Проходя ординатуру в Массачусетской больнице общего профиля, Майкл Дженике видел пациентов с ОКР и заинтересовался этим расстройством: «Я всегда хотел облегчать человеческие страдания, поэтому был заинтригован. Кроме того, я был поражен, что мои супервизоры ничего не знали об этом расстройстве. Никто не думал, что этим пациентам можно помочь.» В то время считалось, что ОКР встречается очень редко. После того, как Майкла Дженике пригласили на телевизионную передачу, на него обрушился шквал звонков. Оказалось, что это расстройство распространено гораздо шире, чем думали. С того момента ОКР стало основным направлением деятельности Майкла Дженике. Нарушая принятые правила, он приходил домой к пациентам, которые были уже не в состоянии никуда выйти. Опыт работы с одним из таких пациентов описан в книге “Life in Rewind”.

Продолжение…