Психиатр Майкл Дженике: Люди с ОКР невероятно страдают

Майкл Дженике – психиатр, профессор Гарвардской медицинской школы, основатель Института обсессивно-компульсивных расстройств при психиатрической больнице Маклина. Он был одним из первых, кто занялся проблемой лечения ОКР. Майкл Дженике учился на медицинском факультете и собирался стать хирургом. По совету своего преподавателя он записался на факультатив по психиатрии, и это определило его дальнейший путь. Проходя ординатуру в Массачусетской больнице общего профиля, Майкл Дженике видел пациентов с ОКР и заинтересовался этим расстройством: «Я всегда хотел облегчать человеческие страдания, поэтому был заинтригован. Кроме того, я был поражен, что мои супервизоры ничего не знали об этом расстройстве. Никто не думал, что этим пациентам можно помочь.» В то время считалось, что ОКР встречается очень редко. После того, как Майкла Дженике пригласили на телевизионную передачу, на него обрушился шквал звонков. Оказалось, что это расстройство распространено гораздо шире, чем думали. С того момента ОКР стало основным направлением деятельности Майкла Дженике. Нарушая принятые правила, он приходил домой к пациентам, которые были уже не в состоянии никуда выйти. Опыт работы с одним из таких пациентов описан в книге “Life in Rewind”.


Факты биографии взяты из интервью в блоге Алисон Дотсон https://alisondotson.com/2016/04/12/tuesday-qa-michael-jenike/

Видео https://www.youtube.com/watch?v=SMvc5lVqfM0

Что такое ОКР?

«Существует множество определений ОКР. Наиболее простой путь – дать определение ОКР на основе того, что мы видим, на основе тех действий, которые совершают пациенты. Типичные симптомы – мытьё рук (некоторые пациенты тратят на это один-часа в день, у других подобные ритуалы занимают до шестнадцати часов). Бывают также ритуалы, связанные с перепроверкой (проверить плиту, закрыта ли дверь, дверца машины), и бывают ритуалы другого типа, когда люди застревают на определённой мысли, которая постоянно прокручивается в голове, и они не в состоянии нормально функционировать, эти мысли превращают жизнь в пытку. Иногда это мысли о причинении вреда другим, иногда это нейтральные мысли, не несущие в себе ничего плохого. Одна женщина собирала пазл вместе со своим сыном, и оказалось, что не хвататает одной детали. Эта мысль превратилась в обсессию: женщина не могла ходить на работу, готовить и т. д. Иногда люди совершают одно и то же действие до тех пор, пока не испытают чувство удовлетворения от того, что действие сделано должным образом (например, переступают через порог несколько раз). Человек знает, что это действие не приведёт к плохим последствиям, но он испытывают внутренний дискомфорт, который вынуждает его выполнять ритуал. Таким образом, ОКР берёт контроль над жизнью.


Когда я выбирал для себя направление специализации, я решил остановиться на ОКР. Это расстройство привлекло меня тем, что оно доставляет человеку невыносимые страдания. Эти пациенты не были психотиками, они сохраняли связь с реальностью, и вместе с тем они невероятно страдали, возможно, даже больше, чем пациенты с онкологическими заболеваниями. Казалось бы, вполне нормальные люди, способные рационально мыслить, часами выполняют бессмысленные действия, и при этом ужасно страдают. Я решил посвятить свою жизнь работе с такими пациентами.
Говоря о том, насколько мучительно это расстройство, я основываюсь на рассказах своих пациентов. Мне вспоминается один молодой человек, с которым я встретился в начале своей карьеры, ему было лет девятнадцать. У него был рак почки в последней стадии, он должен был умереть, не дожив до двадцати лет, и с этим ничего нельзя было поделать. Он сказал мне, что предпочёл бы скорее избавиться от этих мучительных навязчивых мыслей, чем от рака. Это меня поразило. Я понял, насколько ужасно это ментальное заболевание, и как сильно страдают эти люди.»

Перевод Юлии Мягких.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *